bobby (bobbik) wrote,
bobby
bobbik

Categories:

номер два...

Пачка сигарет.
Аня поежилась: мелкий моросящий дождь превратил ее во влажную губку. С кепки вода лилась, как с весенней крыши, но хотя бы козырек не давал дождю затушить сигарету. Аня вдруг вспомнила, что это была последняя сигарета. Привычным движением она смяла пачку и, прицелившись, швырнула ее в урну, но пачка отскочила от края и с брызгами шмякнулась в грязную лужу. Девушка наклонилась и подняла ее - плакаты с призывом «Береги свой город» возымели свое действие. На пачке были написаны его инициалы – название сигарет. Смешно, она лишь сейчас это заметила: на его пачке – его инициалы. Она обещала себе, что докурит последнюю сигарету и больше никогда не будет о нем вспоминать… Но ведь сигарета еще горит.
Они познакомились самым обычным образом: он был другом ее двоюродного брата. Аня приехала в гости к тете, а он учился в этом городе. Они сразу заметили друг друга; она никогда не верила, да и сейчас не верит в любовь, но даже она про себя отметила, что это было очень похоже на так называемую «любовь с первого взгляда»… и посмеялась про себя. Ей ни с кем никогда не было так хорошо. Никто никогда так ее не целовал, не прикасался так к ее рукам, волосам, телу. Он чувствовал каждое сокращение каждой ее клетки, каждое движение мысли.
К сожалению все самое хорошее в нашей жизни длится лишь мгновения. Она уехала, он остался. И они никогда больше не встретятся.
Аня никогда не любила сентябрь. По ее мнению город в сентябре выглядит жалко. Мокрые, озябшие, полупожелтевшие-полуоблетевшие деревья и такие же люди на улицах вызывали в ней неприязнь. А уж буйство красок «золотой осени» приводило ее почти в бешенство. Ее, привыкший к серому, взгляд не мог терпеть такой муки.
В последнюю их встречу Аня почти не улыбалась… а он отнес это на свой счет. Последний их диалог (он проводил ее до лифта):
- А вдруг мы застрянем?
- А я, Анечка, с тобой не поеду: много чести.
- Да, действительно слишком много… для тебя. Ты прав.
И короткий, холодный поцелуй на прощанье.
Аня поднималась на лифте и с каждым метром, с каждым этажом у нее все сильнее и сильнее сжималось сердце. Пока тетя открывала ей дверь, прошла целая вечность. Она зашла в квартиру и сразу помчалась на балкон, с которого было видно остановку, – но его уже не было; маршрутки, к сожалению, ходят неплохо.
Девушка, живущая этажом ниже, решила, что начался дождь: крупные капли Аниных слез разбились о стекло ее окна.
Но они не всегда так говорили друг с другом.
- Я такой как ты еще никогда не встречал. Ты самая лучшая… во всем мире.
- Да брось ты, наверное, каждой так говоришь.
- Ну почему ты мне не веришь? Я, правда, хочу быть только с тобой, – он не мог понять чувств и мыслей этой странной девушки.
- Много чести.
- Опять ты отшучиваешься… Я серьезно.
- Но мы не можем быть вместе: мы живем за тысячу километров друг от друга.
- Окончишь школу и переедешь ко мне.
- Опять глупость. Я хочу учиться в Москве, в хорошем вузе, хочу чего-то добиться в этой жизни.
- Да я просто ничего для тебя не значу, ведь так?
- Не так, – Ане приложила нечеловеческие усилия, чтобы выдавить из себя это «не так», двухсоткилограммовую штангу она подняла бы с большей легкостью.
А сигареты свои он просто забыл в ее сумочке. До этого она никогда не курила… Подъезжала маршрутка, свободная. Сигарета еще не догорела, Аня затушила ее пальцами и, прицелившись, бросила в урну. На этот раз она не промахнулась. Отряхнула пепел с колен и направилась к микроавтобусу. В салоне было тепло, наконец-то можно было расслабиться.
К несчастью Аня была очень сильной: верила в то, что говорила, всегда достигала поставленной цели, отбрасывая все препятствия. Ее, наверняка, ждало блестящее будущее.
Она зашла в табачную лавку купить сигарет (другой марки). За прилавком стоял новый, незнакомый ей продавец.
«Какой миленький…Уау! Какая улыбка! На такую сложно не ответить».
Конечно, она дала ему свой номер. Пусть почаще звонит телефон, заглушая слабый голос сердца.
***
Наступил ноябрь. Деревья наконец-то скинули свою листву, и Город явился людям во всей своей красе. Грязь и лужи по утрам замерзали и мерцали бриллиантовым блеском. Это было то единственное время, когда Аня чувствовала себя гармоничной и неотделимой частью города. Она только теперь видела эту зловещую красоту бетонных коробок-домов и неба, разрезанного на бесформенные грязно-серые куски проводами.
С Лешей, тем милашкой из табачной лавки, она теперь виделась почти каждый день. Он оказался на редкость интересным парнишкой, показывал ей совершенно незнакомые, причем красивейшие места ее родного города. Они бродили по парку у старого пруда и разговаривали. В основном говорила Аня, рассказывала о себе. Рассказать о нем она решилась не сразу. Но рассказала все, вплоть до пачки сигарет и невыполненного, самой себе данного обещания. Леша эту ее исповедь слушал очень внимательно и, когда Аня закончила, сказал только одно: “ Никогда не видел, чтобы так обращались со своим счастьем”. Он достал из кармана перчатку: “Смотри перчатка. Хочешь, я тебе ее подарю? Спросишь зачем? Действительно, кому нужна одна перчатка без пары? Только в мусорное ведро. А может у тебя есть какая-нибудь другая перчатка, потерявшая свою пару. Ты их сложишь, и у тебя будет пара из двух разных перчаток. Только ты вряд ли будешь ее носить?”
Больше они на эту тему не разговаривали. Ни Леша, ни Аня не задавали друг другу никаких вопросов. Это было лишнее – слишком хорошо уже знали друг друга. Это была настоящая дружба.
Леша уехал в конце ноября. Перед отъездом он зашел попрощаться с ней и оставил ей презент, но не разрешил распаковать до своего ухода. В глянцевую оберточную бумагу была завернута перчатка. А в перчатке была записка: “Ищи пару”.
Аня знала, что ей нужно делать. Она подошла к телефону и набрала его номер. Трубку долго не брали, потом в ней послышался женский голос… “Извините, я, кажется, не туда попала,” – пусть гудки слушает она.
“Я действительно не туда попала. С чего я взяла, что мне надо именно туда, – Аня взяла в руки Лешину перчатку, – Извини, сам говорил: “Только в мусорное ведро.”
На следующий день выпал первый снег, и все горожане ему радовались. Он спрятал под собой всю городскую грязь, стало белó и чисто. Аня шла в школу и думала о том, что уже зима, что через полгода выпускные и вступительные экзамены, и о том, как бесполезно она прожила осень...
Tags: творчИство
Subscribe

  • пока тут напишу

    Продамся на "Белые ночи". Никому не надо? Upd: продано

  • (no subject)

    Похоже, схватила где-то ротавирус. Или ещё что-то настолько же неприятное. Очень плохо себя чувствую, но самое обидное даже не это, а то, что…

  • (no subject)

    а меня кто-нибудь возьмёт поиграть кубок ЛКИ?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments